Консультпункт

 

В Доме литератора работает консультпункт. Известные курские поэты и писатели, краеведы и публицисты дают консультации по вопросам работы с литературными произведениями, рукописями, издания книг, презентаций, организаций Дней автографа, встреч с писателями, проведения творческих вечеров, литературных мероприятий.

 

График работы консультпункта: Ежедневно с понедельника по субботу, с 10 до 15 ч.

Адрес: г. Курск, Красная площадь, 6, Дом литератора. Контактный телефон: 703-933

Поздравляем Валентину Ткачёву и Ольгу Бредихину с победой в региональном конкурсе "Горжусь тобой, мой край родной!".

В конце марта озвучены итоги II областного конкурса творческих работ «Горжусь тобой, мой край родной». В конкурсе приняли участие 110 человек из районов Курской области и города Курска.
Конкурс проводился по номинациям: литература, фото творчество, видео творчество. /https://vk.com/kurskismyproud?w=wall-200603677_1170/

Валентина Ткачёва с Олей Бредихиной стали победителями регионального конкурса "Горжусь тобой, мой край родной!". У Ольги Викторовны 1 место в жанре "Стихотворение" (номинация "Литературное творчество), у Валентины Ткачёвой - 2 победы (1-е места!): за очерк "Птицы детства"  "Литературное творчество" и снимок соловья (жанр "Фотоохота", номинация "Фото творчество").

Дипломы и итоговые сборники нам вручат 29-30 апреля, а итоги уже озвучены.

Поздравляем победителей!

 

Валентина Ткачева
ПТИЦЫ ДЕТСТВА
 
Прошлой весной я частенько наведывалась на Пашково болото – послушать «космическую серенаду», которую над небольшим озерком из талой воды, кружась и кувыркаясь в воздухе, исполнял для своей избранницы красавец-чибис. И очень обрадовалась, выяснив, что мои любимые кулики обустроили свой дом – небольшую лунку в земле, чуть присыпанную сухими былинками – на крохотном островке недалеко от берега.
Гонцы лета – жара и сушь – уже половину месяца хозяйничали в доме мая, и с каждым прошедшим днём длинный изящный хохолок сидящей на гнезде птицы было всё труднее разглядеть в быстро отрастающих осоках. Как-то в окрестностях появилась вторая пара чибисов. Но, похоже, пришлым небольшое болотце не приглянулось, и, спустя три дня, над зеркальной гладью с множеством чуть возвышающихся над водой островков и зелёными стрелами околоводной растительности, традиционным «Чьи вы?» встречали меня только старые знакомые.
Занятая насиживанием яиц самочка вскоре взлетать с гнезда перестала, зато чуткий самец – этот настоящий страж болота, замечал меня ещё на дальних подступах и мгновенно с тревожным: «Чи-бис!» – взмывал с кочки. А потом ещё долго плескал в воздухе чёрными с белым исподом крыльями, похожими на широкие полотенца, время от времени оглашая округу то прямым вопросом, словно с прошлого вечера уже успел позабыть, кто я такая, то заунывным тонким «и-и-ить», «и-и-ить!». Вот же плакса!
А спустя ещё четыре недели на противоположной оконечности вижу самку, которая при моём приближении почему-то не срывается как обычно с места, а, словно челнок, начинает нервно бегать туда-сюда вдоль узкой кромки берега, огибающей заросли тростников и рогоза.
Я всё ближе. Но чибисиха словно привязана к одному месту – по-прежнему нервно мечется вдоль высоких зелёных кулис, лишь её резкий крик с каждым моим шагом звучит ещё пронзительнее. Что происходит? С чего бы это у пугливой птицы вдруг такое ко мне «доверие»?
Неожиданно в пятнистой тени глаз ловит какое-то движение. Солнечный зайчик или?.. Далековато, не рассмотреть...
Включаю фотокамеру и медленно приближаю желанную полоску земли. Цыплёнок! Вернее, крохотный чибисёнок, удивительно похожий на только что вылупившегося из яйца «ребёнка» обычной несушки, только чуть помельче. Значит, всё-таки вывелись! А вот и второй пёстрый комочек неуверенно выглядывает из-под пышного куста. С прибавлением семейства вас, стражи!
Фотографии с забавными птенцами порадовали близких, муж и дочка с интересом посмотрели и мою видеосъёмку. Анжелика небольшой видеоклип даже увезла в Курск показать своему Андрею – наш зять-горожанин вряд ли ранее видел чибисят, тем более таких крохотных.
Помню, как в раннем детстве я случайно наткнулась на похожих пуховичков на лугу в окрестностях моей родной деревушки Меловой Колодезь. И не могла понять, что наши цыплята, да ещё и без наседки, делают так далеко от хаты. А в это время родители птенцов с громкими отчаянными криками кругами летали вокруг, пикируя прямо на людей, пытаясь прогнать нарушителей спокойствия от затаившихся в траве пёстрых комочков. Подошедший отец пояснил мне, что это вовсе не домашние цыплята, а детки чибисов – тех самых, которые встречают нас на луговой тропинке своим звонким «Чьи вы?», когда мы идем в гости к бабушке Насте и дедушке Паше.
С того самого дня я просто влюбилась в этих красивых отважных птиц – на всю жизнь чибисы так и остались для меня живым символом детства. И это не изменило даже то, что на моей малой родине, в Мантуровском районе, эти размером с галку кулики из отряда ржанкообразных, увы, давно исчезли: не гнездятся по берегам сильно обмелевшего и помутневшего Стуженька, не водят своих пёстрых «цыплят» между высокими кочками. Много лет стоит неестественная тишина за околицей Мелового Колодезя: сначала перестали пересвистываться по буграм зверьки в пятнистых шубках – глазастые суслики, теперь больше некому поинтересоваться (так, на всякий случай!) у моих земляков, идущих лугом, «Чьи вы?».
На юго-западной границе Соловьиного края, в окрестностях Попово-Лежачей – моём втором доме вот уже двадцать восемь лет – чибисы ещё встречаются. Правда, и здесь их не так много, но во время сезонной фотоохоты я снимаю «птиц детства» практически ежегодно. А в конце прошлого августа на прудах-отстойниках (полях фильтрации Тёткинских сахарного и спиртзаводов) даже встретила стайку из тридцати шести пигалиц. Видимо, перед отлётом (улетают эти симпатичные кулики от нас рано – уже в конце августа – первой половине сентября) «прекрасные плаксы» заглянули на удалённое от поселений место, что-бы спокойно подкормиться перед неблизкой дорогой в сторону Средиземноморья, откуда большинство из них отправятся на зимовку в Северную Африку.
И вот – птенцы!
Со дня рождения у чибисов малышей обитатели болотца видели меня регулярно, а когда и дважды в день – утром и вечером. Чибисята подрастали прямо на глазах. Ещё бы! Мелкие прогретые воды просто кишели всякими вкусностями: черви и улитки, насекомые и их личинки, головастики; на берегу медведка, сверчки и всякие кузнечики – только успевай ловить.
И не зевай, малыш, одним глазом поглядывай на небо, откуда в любой момент может бесшумно спикировать крылатый хищник, не говоря уже о том, что эти места – традиционные охотничьи угодья пары крупных болотных луней. Что, конечно же, не прибавляло мне оптимизма...
На «Фольксвагене» или, если Николай был занят, на надёжном двухколёсном «коне» я при любой оказии торопилась к полюбившимся мне берегам. Тем более что от нашей усадьбы до них рукой подать: заболоченная ложбинка начинается к югу от улицы Первомайской, сразу за заброшенной колхозной фермой, и тянется до крайней улицы МТС соседнего посёлка Тёткино.
Приблизившись к месту своего ежедневного «паломничества», первым делом вначале собственными глазами, потом «видеооком» ищу своих любимцев.
Лишь обнаружив чибисиное семейство невредимым, успокаивалась, после чего усаживалась в каком-нибудь укромном уголке на бережке, под зелёным балдахином из дикой моркови и крапивы, а если повезёт – под широкими листьями жировавшего на обильных «харчах» роскошного лопуха, и часами наблюдала за жизнью пернатых.
Тем летом чибисята доставили мне немало добрых минут, было здорово наблюдать, как подросшие птенцы, немного пробежав, то и дело забавно замирают «столбиком», словно пингвинята. Благодаря детям луговок (так иногда называют этих предпочитающих
сырые луга птиц) прошлым летом я много фотографировала и снимала местных обитателей на видео.
«Постоянными клиентами» Пашкова болота были вороны и белые аисты: аистята подрастали напротив – немного восточнее, на водонапорной башне бывшего колхозного сада, вороны по очереди выбирали для гнезда один из трёх высоких тополей рядом с заброшенной фермой. Кормились здесь озёрные и сизые чайки, всё лето из конца в конец сновали, время от времени зависая в воздухе и мелко-мелко трепеща крыльями, крачки, с пронзительным писком чёрными молниями мелькали над водой ласточки-береговушки.
В северной части болотца, на кочках среди густых зарослей, вили гнёзда пёстрые со струящимся рисунком на зобу чирки-трескунки и почти вдвое их массивнее дикие предки домашних уток – кряквы, или «крыжакаки». Немного от них в стороне – похожие на уток
чёрные с белой бляшкой на лбу лысухи. Ближе к южной оконечности болотца – тоже чёрные, но с белым надхвостьем и красным гребешком на голове, напоминающие на воде мелкую утку, а на берегу курочку, скрытные камышницы.
Небольшие стайки крупных и мелких куликов обычно паслись вместе: черныши и фифи, травники и зуйки, кулики-воробьи и перевозчики. То и дело распушали свои неповторимых расцветок воротники беспокойные дуэлянты турухтаны. Не пренебрегали «щедрым столом», накрытым болотцем, и их родственники – редкие пролётные гости: большой кроншнеп и веретенники, галстучники, чернозобики и краснозобики.
В середине мая здесь отдыхали две пары ходулочников, своим видом напомнившие мне крылатого воспитанника аистёнка Гошку. Всё-таки не напрасно итальянцы называют этих изящных чёрно-белых длинноногих птиц «маленькими аистами»! А как-то, в начале июня, ближе к вечеру, довелось снимать стайку из десяти круглоносых плавунчиков. Наутро этих симпатичных весёлых непосед уже не было – путь в Арктику не близкий, а северным птицам надо успеть за короткое полярное лето вывести птенцов и поднять их на крыло.
В окрестностях Пашково частенько появлялись хохлатые пёстрые удоды и полосатые кукушки, залетали сюда крупные вяхири и изящные кольчатые горлицы, в жаркие дни плескались в воде, а потом подолгу нежились на солнышке горлицы обыкновенные. Изредка сюда заглядывали белая и серая цапли, последняя пару раз оставалась на высоком дереве на ночёвку.
Почти пересохшее к середине лета болотце стало «раем обетованным» и для мелкой птахи: повсюду копошились многочисленные выводки трясогузок – белые, жёлтые и желтоголовые, а вместе с ними семьи варакушек, овсянок, жуланов, по вечерам на подсохшую грязь «падали» огромные шумные стаи скворцов – птицы радовались жизни и обильному корму.
Однажды даже пришла попозировать похожая на миниатюрного бобра водяная полёвка. Жаль, речная выдра покинула эти места, и, похоже, навсегда. А ведь ещё пять лет тому назад, пока восточную часть урочища не залила сладкая липкая жижа из прорвавшейся трубы спиртзавода, я время от времени затаив дыхание восхищённо наблюдала, как в закатных лучах гибкий игривый зверь ныряет и плещется в прозрачных мелких водах или плывёт с пучком травы к своей норе...
Обычно чибисы откладывают от трёх до пяти яиц, но прошлым летом у моих знакомых вылупилась всего лишь парочка – «красные детки» – сын и дочка. Под присмотром своих сверхбдительных родителей (настоящие «стражи болота»!) малыши росли быстро и вскоре сменили пёстрые ползунки на изящные костюмчики с чёрным верхом и белым низом. У девочки поверх белоснежного сарафана была наброшена тёмная, заколотая на груди «брошью» косынка, оставлявшая открытой стройную шейку. Мальчик – будущий глава семейства – уже в раннем возрасте щеголял строгим чёрным галстуком, который со временем закроет его зоб и шею до самого клюва.
Чуть позднее головы юных чибисов украсили небольшие хохолки. Цвет оперения на головах, спинках, крыльях и кончиках хвостов уже не был прежним – тускло-чёрным в коричневую крапинку, а всё больше напоминал родительский: с каждым прошедшим днём пёрышки всё сильнее играли сине-зелёными и перламутровыми переливами. Красавцы!
Неожиданно луговки исчезли! Тем солнечным утром чуткая пара не остановила меня своим традиционным вопросом, и как я ни старалась, так и не смогла обнаружить (не помогла и видеокамера) их подросших птенцов. Неужели виновниками исчезновения моих любимых птиц были луни? Так не хотелось в это верить!..
Я запаниковала. Пару часов загнанным зверем, лишившимся своих деток, металась от одной оконечности болотца к другой, рыскала вдоль топкой кромки озерка. Увы, тем тревожным июльским утром на берегах Пашкова болотца больше никого не интересовало, ни чья я была, ни какого такого роду-племени...
Узнав об исчезновении семьи чибисов, муж тоже огорчился, расстроилась и вскоре позвонившая нам Анжелика. За судьбу чибисят тревожилась вся моя семья. В тот день трижды и всю последующую неделю минимум раз в день мы с Николаем ездили к дому чибисов. Тишина...
Без тонких резких криков «прекрасных плакс» округа сразу как-то изменилась: теперь Пашково казалось мне неприветливым, насторожившимся. Тем более основная масса птиц его уже покинула: одни ещё весной или в начале лета улетели дальше – на Север, к месту гнездования, другие откочевали восточнее – в урочище Облага и на пруды-отстойники, местные пичуги к тому времени вывели птенцов и увели их из сильно заросшего и сжимавшегося прямо на глазах болотца в более безопасные места. Потом мы заезжать перестали...
…Прошла неделя. Как-то, уже ближе к вечеру, возвращаясь из дальней поездки, всё-таки не выдержали и вновь свернули на привычный маршрут – асфальтированную дорогу, в начале восьмидесятых разделившую «птичий рай» на две части.
Однако! Всего семь дней, но такое привычное место было трудно узнать: вместо сплошного зеркала лишь тонкий слой воды – воробью по колено, да и та под напором прибрежных трав далеко отступила от берега, разбившись на отдельные лужи, а бывшее дно местами даже потрескалось. Зато тростники вытянулись так, что скрыли под своими пышными зелёными опахалами не только высокие осоковые кочки, а даже небольшие островки, прежде во множестве возвышавшиеся над водой.
– Смотри, смотри, чибисёнок! – радостный громкий шёпот мужа заставил резко обернуться. Мгновенно разворачиваю фотокамеру.
– А вот и второй... Боягуз... Высунул нос и опять в заросли! Какие они большие...
Но зря я укоряла птенца: потоптавшись в тени пышного куста, сестрёнка всё-таки решилась присоединиться к своему отважному братцу. Юные чибисы заинтересованно бродили вдоль кромки одного из оставшихся островков, время от времени что-то склёвывая под ногами. А заодно радуя наши души. Потом один поднялся на сухое возвышение, немного поворочался, устраиваясь поудобнее, и задремал. Вскоре к его боку прижался второй.
Подросшие и ставшие ещё больше похожими на своих красавцев-родителей – теперь отличались только размеры – кулички отдыхали, наслаждаясь ласковым солнышком, время от времени приоткрывая глаз и бросая зоркий взгляд в небо – мало ли! Спокойный июльский вечер наполнил наши души тихой радостью.
Живы наши чибисята. Вернулись!

 

Рубрика:
Раздел сайта:
Раздел сайта:


Последние материалы

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Вход в аккаунт

Main menu 2

EU Copyright | Stati